Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава

Из нашей команды самый неутомимый, безусловно, Жорж Картерон; если б ему позволили действовать по его усмотрению, он бы утром и до вечера лазил и рыскал по горам. Его умение следить умопомрачительно и принесло экспедиции несколько исключительных по качеству находок. В один прекрасный момент в расщелине горы он нашел голову газели Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава либо быка, вырезанную на цилиндрической болванке; один конец ее был обломан, и разыскать его не удалось. Это не 1-ая отысканная статуя такового рода. В 1956 году в Аджефу Джебрин спотыкнулся о шлифованный камень, схожий на неолитическую зернотерку. По сути он изображал малеханького зайца; соответствующие для этого животного длинноватые уши были прижаты Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава к телу. Некое время спустя мы подобрали отшлифованный этим же методом камень, к несчастью разбитый напополам, на верхушке которого был выступ, обозначающий спину сидячего млекопитающего. В 1959 году в Ти-н-Абу Тека я отыскал схожий предмет, тоже разбитый.

С начала французской оккупации Сахары тут было найдено много схожих Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава скульптурных изображений. 1-ое из их – в 1907 году в Таментите (Туат); оно представляло собой голову барана. На последующий год в одном небольшом кургане в Табелбалете, на северных отрогах Тассили, было найдено сходу девять фаллических столбов, вершины которых срезаны и украшены человечьими фигурами с совиными головами. В 1909 году в Тазеруке Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава в Хоггаре на доисламском кургане была найдена рогатая голова, вырезанная из округлого камня. С того времени собрано много скульптур как в Хоггаре, так и на Тассили и в его округах. Сейчас их понятно около 30. Любопытно то, что столбы с совиными головами из Табелбалета и рогатая голова из Тазерука продолжали служить объектом Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава поклонения для туарегов.

В Табелбалете один из камешков был обмотан тряпками, как будто одет, и дуги бровей были прочерчены углем. Открывшему изображения капитану Тушару поведали, что некоторый туарег, присвоивший для себя этот камень, впал в состояние депрессии, из которого ничто не могло его вывести. Сообразив, что начало заболевания Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава совпало с тем моментом, когда он принес статуэтку к для себя, туарег решил возвратить ее на место и с того времени обрел свою обыденную бодрость.

В Тазеруке рогатая голова, около которой отыскали зернотерку, тоже лежала на тряпках, а вокруг валялись куски свечки, мыла и иголки.

По словам генерала Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава Ньеже, которому местные туареги проявили эти два камня, их называли тибарадин, что означает «девочки», и они служили объектом поклонения дам. Сами мужчины этим камням не причисляли никакого религиозного значения и ритуалы, совершаемые дамами, считали пустяками до таковой степени, что совсем свободно позволили офицеру эти камешки увезти. И все таки Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава туареги сочли необходимым предупредить его, что он может стать импотентом. Эти камешки, вне сомнения, являлись атрибутами какого-то полузабытого культа плодородия. В 1938 году с разрешения местных обитателей я разрыл курган и извлек из него два других отшлифованных камня, по всей видимости заменивших те, что были увезены до этого. Под Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава лежащими ниже плитами я отыскал несколько шлифованных топоров, зернотерки, достаточно любознательные камешки, кристаллы кварца, кусочки асбеста, тряпки, пучки волос – все это было уложено в качестве посвятительного дара совершенно не так давно.

Согласно легенде, тибарадин изображали одну туарегскую даму и ее рабыню, которые, чтоб не попасть в плен во время нашествия, убежали на Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава этот курган и просили бога направить их в камешки. Бог внял их молитве. Один из камешков – рогатая голова – вправду был темный, а другой – зернотерка – белоснежный. Невзирая на все мольбы возвратить им снова человеческое обличье, бог остался неумолим, и конкретно для того, чтоб умилостивить его, туарегские дамы и приходили временами Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава молиться к кургану.

Все эти различные статуи, примечательные по строгости линий, свидетельствуют о бесспорном мастерстве работы по камню и больших художественных возможностях их создателей. Хотя в 2-ух приведенных выше случаях конкретно туареги причисляли изваяниям какое-то культовое значение, непременно происхождение их должно быть куда более старым: по воззрению одних Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава исследователей – финикийским, другие же лицезреют в их какую-то связь с зооморфными статуэтками додинастического Египта... Но единственное, что может быть установить точно, это совершенство работы по камню, сопоставимое с обработкой неких неолитических каменных топоров и зернотерок.

В 1937 году Бренан подобрал на Тассили одну такую статуэтку и выслал в Музей Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава Человека, где мне было доверено изучить ее. Это было лежащее животное, форма которого передана в самом общем виде, даже без намека на уши и рога, но в каком можно было безошибочно выяснить быка. По сведениям, приобретенным от Бренана, этот уникальный предмет был найден в большенном убежище Амаззар, под пятидесятисантиметровым Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава почвенным покровом, состоявшим, как он уточнил, из козьего помета. Верблюд, стоявший на привязи, вытоптал ногами яму, а военные позже углубили ее, чтоб развести в ней костер. В яме показался шлифованный камень, его вынули. Вблизи на поверхности валялось огромное количество глиняних черепков и отесанных кремней, многие из которых Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава оказались наконечниками для стрел.

Бренан прислал мне фотографию горы, отметив на ней четкое место находки крестиком. Я хранил фото в собственных архивах; в 1956 году, когда мы были в Джаббарене, мне показалось, что я вызнал изображенную на нем гору. Но некое колебание у меня оставалось, так как Бренан называл это место Амаззар Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава, а не Джаббарен. Я взял пробу земли под горой, отыскал в ней пищевые остатки, смешанные с золой, из которой я методично избрал куски древесного угля. На земле я подобрал огромное количество наконечников стрел, бусины из скорлупы страусиных яиц, глиняние черепки и обработанные кремни.

Возвратившись в Париж Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава, я разыскал фотографию, сделанную Бренаном, и вызнал на ней вне всякого сомнения гору, которую мы назвали «Пузатый бог», так как на ней имелось любознательное изображение человека, увешанного украшениями, с очень выдающимся животиком. Просто Бренан отдал горе имя уэда Амаззар, проходящего от нее в сотке метров, а не массива, который именуется Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава Джаббарен.

Несколько месяцев спустя я расспросил Джебрина, который нередко был проводником Бренана. Джебрин помнил, как отыскали эту статую, и подтвердил мне, что она лежала не в куче козьего помета, а в археологическом слое с пищевыми остатками, который был позднее закрыт слоем помета. Итак, эта вещь всходила к неолиту Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава. С другой стороны, так как большая часть извлеченных из этого слоя костей принадлежала быкам, то и поболее точно датированные предметы следовало отнести к «периоду полорогих». Очаг, обнаруженный под скальным навесом, размещенным напротив первого и отстоящим от него наименее чем на 10 метров, который мы называли гротом «Великого бога Джаббарена», датирован 3500 годом Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава до н. э.

Позже в неолитических слоях мы отыскали еще два рельефа: 1-ый – около Эджеле, 2-ой – в эрге Адмер, другими словами в зонах дюн на севере и юге от Тассили. Тут мы снова удостоверились в старом возрасте этих скульптур, остающемся для нас загадкой.

Необходимо отметить последующее: все животные, выставленные в скульптуре Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава, находятся в росписях «периода полорогих»; циклическое же в скульптуре изображение быка свидетельствует о том, что предшествовать этому периоду она не может, что стопроцентно согласуется с критериями залегания предметов, отысканных in situ [16]. Что все-таки касается зоны распространения статуи, то, если исключить изображение барана из Таментита на Туате, она занимает Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава Тассили-н-Аджер, Хоггар и их округи, что полностью соответствует ареалу росписей «периода полорогих». Если учитывать художественные возможности мастеров пастушьих племен, то нет ничего необычного в том, что они сделали эти маленькие шедевры реалистической статуи.

Во время нашего пребывания в Ти-н-Абу Тека Жан Лесаж подобрал на земле Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава под одной горой потрясающе отполированную каменную мисочку. Ему необходимо было срочно отлучиться – проверить кое-что в другом проходе массива; по возвращении он с изумлением нашел, что миска пропала. Поначалу мы поразмыслили, что кто-либо из товарищей унес ее в лагерь; но нет, ее никто не лицезрел Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава. Во 2-ой половине денька Жан Лесаж нашел миску на неком расстоянии от того места, где он ее оставил, но разбитую на четыре части. Я расспросил Джебрина и туарегов,– они тут были ни при чем. В конце концов юный негр из племени кель джанет, которого мы наняли для услуг, признался, что это Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава он разбил миску, и не случаем, а специально, чтобы, как он нам растолковал, выполнить веление марабута Джанета, который предписал ему непременно уничтожать все, что принадлежало прежнему языческому популяции. Как следует, это был акт иконоборчества.

Потому, когда Картерон мне ведает, что он отыскал головку не то газели, не то быка в Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава расщелине горы, куда она, по всей видимости, сама попасть не могла, если б ее туда не забросили, я сходу вспоминаю историю с разбитой нарочно мисочкой, тем паче что сам камень, из которого вырезана статуэтка, также расколот. То же самое было и с 2-мя статуями, отысканными одна – в Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава Аджефу, а другая– в Ти-н-Абу Тека; обе они расколоты посредине. Факт этот необходимо отметить, так как он не единичен, но делать обобщения и утверждать, что все разбитые статуи есть итог периодической сознательной практики, я воздержусь.

Росписи и картинки также нередко становятся жертвами действий, вдохновляемых схожими эмоциями Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава. В Джаббарене написанное красноватой охрой огромное млекопитающее, относящееся к «периоду полорогих» и изображающее какого-то зверька, может быть из семейства кошачьих, было поцарапано камнем. Видны следы бессчетных ударов, а у подножия лежит куча камешков, которыми кидали в роспись. В другом месте, вУа-н-Мулине, та же судьба поняла изображение носорога. В Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава уэде Джерат гнев ревностных неофитов навлекла на себя роспись, представляющая группу слонов. И в конце концов, в Хоггаре, около Хирафока, картинки, вырезанные на вершинных камнях маленького холмика, были перевернуты и сброшены оттуда в осыпь.

Чем вызваны подобные деяния, которые мы расцениваем как «вандализм»?

Не нужно забывать, что в Средиземноморье первой Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава заботой фаворитов всегда было разбить кумиров на местности противника. Вне сомнения, на Тассили мы имеем дело с обидным пережитком тех фанатических времен.

Джебрин напомнил мне, что следовало бы поехать поглядеть росписи, которые лейтенант Савиньяк увидел в Такедедуматине, и заодно добраться до массивов Уа-н-Агуба и И-н-Итинен Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава. Наш проводник начинает скучать и с наслаждением съездил бы в гости в кое-какие становища. Так как раскопки окончены, я разрешаю ему попросить у Ирэн продовольствия на две недели и привести наших верблюдов.

И вот мы едем рядом, я и Джебрин, по сероватому регу, зажатому меж 2-мя песчаниковыми Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава утесами. За нами тенью вздымаются величавые колонны массива Тиссукаи, образуя непростой узор, вызывающий в памяти промышленный город с высочайшими заводскими трубами, шпилями церквей и старенькыми разрушенными предместьями. Движение наше однообразно; неспешный шаг верблюдов делает воспоминание, что ты никогда и никуда не приедешь. И все таки очертания Тиссукаи Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава постепенно стираются, и пред нами начинает вырисовываться Такедедуматин. Джебрин указывает мне те возвышающиеся части рельефа, которые видны на горизонте за Тиссукаи. Влево – Эсседжен-уа-н-Меллен, потом Эсседжен-уа-н-Кауэллет, а вправо – отроги Абаркарку.

Ориентироваться по горным массивам кажется легким делом, но легкость эта обманчива: расстояние очень искажает формы Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава и поэтому нужна большая практика, чтоб найти подходящий ориентир.

Мы приближаемся к Такедедуматину. Это пустынное плато, на котором высятся несколько изъеденных эрозией песчаниковых выступов; я колебался, что там есть огромные скальные навесы, а как следует, много фресок. Ниши вправду умеренных размеров, а навесы над ними чуть выступают; но все же во Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава всех есть очень прекрасные росписи. То написанная красноватой охрой колесница, о которой гласил Савиньяк, изображенная поверх муфлона, относящегося к более преждевременному времени, то несколько человечьих фигур «периода круглоголовых», но больше всего росписей «периода полорогих». Обильный сбор, ехать полностью стоило.

На почве – осколки, остатки керамики, но целого Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава слоя нет. Мы располагаемся бивуаком в самом затененном убежище; я отправляюсь произвести более подробную разведку местных мест, а Джебрин идет набрать каких-нибудь хворостин, чтоб развести огнь; когда я возвращаюсь, он заявляет, что в одной яме в уэде на северо-западе плато есть еще вода. Как следует, нет никаких помех Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава к тому, чтоб сюда приехали два-три художника и остались тут на некое время для снятия копий.

Отдохнув, мы выезжаем в направлении Ти-Беджеджа и углубляемся в лабиринт проходов. Скоро нам встречается малеханькое стадо коз, которое стережет одна из внучек Джебрина; она показывает деду, где становище ее семьи. У девченки достаточно Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава тонкие черты лица; она прогуливается по камням с босыми ногами и одета в ничтожную гандуру из выношенной материи, ветер облепляет полотном ее худое тело. Опустив глаза и конфузливо прикрыв полой одежки нижнюю часть лица, она протягивает мне руку; я даю ей горсть фиников, которую она здесь же прячет в Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава большой кармашек, ибо есть их при дедушке было бы совершенно уж неблагопристойно.

Джебрин указывает мне, по какой дороге ехать, и удаляется навестить супругу. Когда через полчаса он меня нагоняет, я вижу, что один из наших бурдюков с водой пропал. В становище туарегов ее изредка бывает довольно Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава, и, если припасов в пути не хватает, чтоб их восполнить, лучше на туарегов не рассчитывать. Так как для стад основное пастбища, все перемещения зависят, обычно, от их, а не от близости водоема, – это уже вторичное. Воду доставляют, и нередко с огромным трудом, на ишаках.

Ночь мы проводим в цирке И-н Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава-Амгарен. Я использую оставшееся светлое время денька, чтоб скопировать росписи сначала тропы, ведущей в Тамрит. На рассвете мы выезжаем, следуя уэду, ложе которого загромождено большенными камнями. Утренняя прохлада восхитительна, солнце, еще очень низкое, кидает на землю огромные тени от утесов, и в этой тени я не замечаю Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава большой гадюки, свернувшейся в песочной ямке меж 2-мя камнями; змею тем паче тяжело рассмотреть, что цвет ее соединяется с землей. Но она меня увидела, и тогда, когда я поднимаю правую ногу, она кидается, открыв пасть, и ударяется о подошву моей сандалии. Удар изумил меня собственной силой. Я прыгаю на Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава одной ноге, чтоб не опустить на землю вторую и не вызвать тем повторного нападения, и убиваю змею тростью; но я был на волоске от ее укуса. Джебрин прошел справа в 2-ух метрах от этой змеи и не увидел ее.

Гадюка кусает не только лишь тогда, когда ловит добычу для пропитания, да и Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава когда ощущает опасность, которую она, вобщем, плохо замечает; инстинкт не вдохновляет ее оставаться недвижной, что выручало бы ее. Стоит козе либо верблюду пройти рядом, обычный зрительный рефлекс принуждает змею кидаться вперед, открыв пасть, готовую ужалить. Такое поведение делает гадюку очень небезопасной, и потому жители Сахары, наученные опытом, прогуливаются всегда Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава смотря пристально под ноги.

Поздним с утра мы повстречали человека из племени кель меддак, который находил пропавшего верблюда. После обыденных приветствий он пошел рядом с Джебрином, рассказывая ему местные анонсы. Таким макаром можно выяснить, что происходит в радиусе 50 км: где на данный момент тот и что делает та, каково Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава состояние пастбищ в таком-то уэде и того либо этого водоема, какие действия произошли в Джанете и какова стоимость сахара в Гате, также кто погиб, кто болен, кто родился – всю светскую хронику Тассили. При каждой встрече обмен новостями возобновляется и длится хороших четверть часа. Обитатели Сахары именуют Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава это «арабским телефоном»; работает он потрясающе.

В 12.30 этот человек еще с нами; он так рад собственной удаче – он, наверняка, не ел со прошлого дня, потому торопится собрать дров и готовит кесру, а Джебрин ставит котелок на огнь, чтоб сварить шербу и согреть воду для чая. Опустошив один половину Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава блюда, он ушел той дорогой, которой пришел. Привычка поесть на дармовщинку очень смешит Джебрина, который к этому привык. Разве при их бедности это не нормально? Вобщем, наши дорожные припасы всегда имеют некий излишек, чтоб предупредить различные случайности. Время от времени люди, узнав, куда мы направляемся, не колеблются провести в пути Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава день, чтоб добраться до нас, а ведь туда и назад – это 40 восемь часов ходьбы с главной целью: поесть досыта. На это необходимо большое физическое мужество, даже если учитывать любовь туарегов к путешествиям. Неизменная борьба с голодом толкает их на попрошайничество, и, если они и остались совсем в стороне от нашей потребительской Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава цивилизации, они, вне сомнения, могли быть счастливы хоть незначительно пользоваться ее благами, – ведь много веков они балансировали на грани выживания.

Мы добираемся до массива Уа-н-Агуба и поднимаемся на него по расселине с неровным дном, боковые стенки которой украшены циклопическими носорогами и антилопами, принадлежащими к «периоду круглоголовых Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава». Взбираемся по склону от площадки к площадке и попадаем на широкую террасу; там, в длинноватом полукруглом убежище, обнаруживаем очень впечатляющие росписи. У подножия единственного во всем секторе дерева, баланита [17], на три четверти лишенного веток, свернулась гадюка; к счастью, я успел ее увидеть до этого, чем она ринулась, и Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава жизнь ее была прервана ударом трости. Два денька мы осматривали округи и брали на заметку росписи, большая часть которых относится к «периоду круглоголовых». Какой превосходный музей это Тассили! Мы никогда всего не пересмотрим!

Дальше мы направились в Та-н-Тартаит, служащий продолжением Уа-н-Агубы. Там нам попалась реальная пещера, стенки Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава которой имели росписи самых различных эпох, а пол был покрыт зольным отложением, что обещало плодотворные раскопки. Скалистым лабиринтом по очень неровной дороге мы добрались до цирка Уа-н-Дербауэн, где узрели красивые ансамбли росписей «периода полорогих». Оттуда мы отправляемся на Титераст-н-Элиас и вечерком разбиваем лагерь около Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава малеханькой, засыпанной песком впадинки, где меж камнями показывается вода; вид у воды неаппетитный, но наши бурдюки пусты... Место приятное, тут вырастает малость расцветающей арты. Верблюды подкрепляются, а Джебрин вырывает из земли несколько корней для костра.

На последующий вечер мы приезжаем к Тамриту; там мы гостим у племянников Джебрина в становище Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава, где живет его дочь. Нас угощают диффой, похожей на хлебную лепешку, и вареным козьим мясом. По традиции Джебрин надевает свои незапятнанные гандуры одну на другую и поправляет лигам. Он подсознательно умеет драпироваться в лохмотья так, чтоб смотреться очень достойно. Джебрин торжественно размещается на древнем грязном ковре Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава, оставляет наших верблюдов на попечение парней и воспринимает визиты дам. Туарегский протокол нарушений не терпит. Невзирая на ужасающую бедность этих людей, Джебрин пользуется тут полным почтением, подабающим вождю, так как вот уже пару лет он каид собственного племени. Все собрались вокруг нас и обмениваются новостями. Здесь мы узнаем, что 1-го Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава человека из племени кель меддак на стоянке в районе Тирора укусила гадюка и что он очень болен.

На рассвете мы уезжаем в Титераст-н-Элиас, где пару лет вспять вкупе со своим проводником Серми я лицезрел огромное убежище под горой, все покрытое росписями. В прилегающих кулуарах тоже много прекрасных росписей. Я Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава составил их список для будущей работы.

Мы поднимаемся по уэду И-н-Итинен и к завтраку приезжаем к массиву такого же наименования. Мы обследуем его всю вторую половину денька. Я просто потрясен неописуемым количеством росписей. Это новый Сефар, с большенными богами, с целыми панно, изображающими лучников, прекрасных быков, боевые Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава колесницы и т.д.. Массив очень широк и настолько богат росписями, что и речи быть не может о том, чтоб исследовать все проходы, но я предвижу, что в достаточно близком будущем тут будут изготовлены блестящие открытия (что и вышло в 1962 году).

Отправляемся к Тирору и приезжаем Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава туда в полдень последующего денька. Тут мы лицезреем того человека, которого укусила гадюка. Он лежит на одеяле, но при нашем возникновении встает, чтоб приветствовать нас. Я сообщаю бедолаге, что мы приехали специально – посодействовать ему. Вид у него не очень нездоровой, и как мы усаживаемся, он разматывает повязку, чтобы показать мне рану Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава. На счастье, змея ужалила его во 2-ой палец ноги, и он, по обычаю туарегов, здесь же сделал надрез: рассек мясо до костей, таким макаром прервав кровоток меж местом попадания яда и сердечком. Это метод, разумеется, варварский и очень больной, но, если его применить немедля, чтоб помешать распространению змеиного яда Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава в организме, на сто процентов оправдывающий себя.

В этом случае, если змея жалит в пятку либо около лодыжки, спасения нет и финал фатальный.

Ужаленный туарег находится, по-видимому, в шоковом состоянии; я предлагаю ему ввести сыворотку против укуса, чтоб освободить его от вероятных последствий, но он отрешается. Я Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава просто чищу рану, очень грязную, перевязываю ногу заново и оставляю ему малость бинтов и несколько ампул антисептика.

Нам подают кесру, политую маслом, и кусочки козлятины – козу забили для того, чтоб подкормить раненого, так обычно делается в схожих случаях.

Я опять рассматриваю росписи Тирора, которые Джебрин в первый раз показал мне в Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава 1934 году, и по этому поводу мы вспоминаем нашу первую встречу. Время бежит, и ноги у нас уже не те. Но мы счастливы, что и сейчас, спустя 30 лет, все еще можем, не очень уставая, путешествовать по тропам Сахары.

Поворачиваем вспять, опять проезжаем через Такедедуматин, и назавтра мы опять в Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава Тиссукаи, где жизнь умиротворенно течет своим чередом.

В Абаркарку изготовлены красивые находки; мы посылаем летучие команды из 2-ух человек в Ассаджен-Меллен и Такешелаут. Моим сотрудникам нравятся эти мелкие экспедиции, в каких они предоставлены сами для себя и всё должны импровизировать, даже какую-то пищу. Воду им часто доставляют Джебрин Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава либо Мохаммед. Когда работа кончается, мы отправляем за ними маленький караван верблюдов, чтоб привезти назад на базу материалы и оборудование.

Благодаря нашим друзьям из сахарских саперных частей, за всегда экспедиции мы ни в чем же не испытывали нужды, что в Сахаре воистину волшебство. Какая разница с Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава предшествующей экспедицией 1956 года, когда мы были обязаны соблюдать угнетающе одинаковый режим.

Поэтому-то настроение остается постоянно на отметке «ясно» и работа спорится.

Тиссукаи оказалось настолько же богато росписями, как Сефар и Джаббарен, которые числятся заповедниками доисторического сахарского искусства; некие произведения затмили все, известное до сего времени. Я имею в Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава виду, а именно, малеханьких дам, причесанных, как парижанки, и пасторальные сцены, на которых дамы, сидящие перед хижинами, занимаются детками; стоят симметрично привязанные одной веревкой телята, а мужчины доят скотин – картина, которую и сейчас можно следить в становищах фульбе; аналогия просто поразительна.

После месяца трудов в Такедедуматине – работали мы малеханькими передвижными командами – установилась Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава пора совсем сниматься с места. Ведь уже 6 месяцев, как мы покинули Джанет, и каждый подводит итоги: как он утомился, какие у него фортуны и беды. Мы уже не прочь возвратиться во Францию, тассилийские утесы в конце концов нас заморили, равно как и принужденное совместное житье, которое Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава стало обременительным для всех, даже для тех, у кого только уживчивый нрав.

Сейчас, когда машины уже могут проехать по тропе Ассакао, за нами и нашим грузом приезжают вездеходы «шесть-шесть». Питая надежду скоро возвратиться, основную часть оборудования мы оставляем на хранение в зданиях, принадлежащих саперному подразделению. Военный самолет доставляет нас Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава в Бурже.

И в сей раз мы возвращаемся с большой добычей. Сейчас необходимо готовить новейшую экспедицию, чтоб скопировать фрески Уа-н-Агубы, Та-н-Тартаита, Уа-н-Дербауэна, И-н-Итинена и Титераст-н-Элиаса.


Глава 3

ТА-Н-ТАРТАИТ И И-Н-ИТИНЕН

Благодаря серьезному критичному разбору того, что было изготовлено Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава в прошедший раз, вещественные условия нашей жизни улучшаются от одной экспедиции к другой. Экспедицию в Сахару нельзя импровизировать, она просит суровой подготовки. Оказавшись на месте, можно рассчитывать лишь на себя. Перед отъездом нужно проверить оборудование, сделать неотложные починки, поменять то, что вышло из строя, высчитать рацион, исходя Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава из того минимума калорий, ниже которого ни при каких обстоятельствах спускаться нельзя, возобновить припас рисовальных принадлежностей, также медикаментов и перевязочного материала.

Самое сложное – это составить бюджет, чтоб получить кредиты. Комиссия по исследованиям обычно относится достаточно благорасположенно к моим запросам, но кредиты у нее ограниченны, а исследователей много. Потому она проводит политику «малых Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава доз», давая каждому по куску, в итоге чего никто не получает столько, сколько необходимо, зато заправилы комиссии львиную долю забирают для себя, а разной маленькой сошке снисходительно оставляют ничтожные крохи. К счастью, призыв к промышленникам и коммерсантам изредка остается безответным, во всяком случае когда идет речь о моих экспедициях Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава. Многие из их очень щедро поставляют продовольствие и материалы – в большинстве случаев безвозмездно, а время от времени по льготным ценам. От этого вечно просить чего-нибудть то у 1-го, то у другого не становится приятнее, но, если ты решил достигнуть поставленной задачи, другого метода нет.

Неделями Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава трещит пишущая машинка, беспрерывно звонит телефон; так длится до того денька, когда все в конце концов собрано в одном из помещений Музея Человека; остается только у верного друга, работающего в большенном парижском еженедельнике, взять взаем грузовичок, чтоб отвезти нас в Бурже. Там, благодаря постоянной доброжелательности генерала де Голля и Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава его военного министра Пьера Мессмера, нас ожидает на взлетной площадке специально для нас оснащенный военный самолет, который опять доставит участников экспедиции в Джанет.

Из ветеранов к нам присоединился только Жорж Картерон. Других разбросала жизнь: один продолжает обучаться, другой обязан находить постоянную работу. Клод Рагю, участвовавший в экспедиции 1960 года, сейчас женат Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава; он рекомендует мне обратиться к директору школы роскошных искусств в Руане, учеником которой Клод был много лет, и выяснить, нет ли у него кандидатов на схожее путешествие. «Улов» вышел хороший. К нам пришли несколько юношей, и женщин тоже, но эти стремительно передумали. Поначалу им предложили пройти маленькую стажировку в лаборатории и Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава, устроив проверку на годность, отобрали последующих: Пьера Коломбеля, Жака Васса, Ветла Мартэна. Позднее, закончив военную службу, к нам присоединился брат Мартэна; он не живописец, но неплохой топограф и умеет делать всякую работу. По своим физическим и моральным данным все эти люди очень отличаются друг от друга.

Наш ветеран Жорж Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава Картерон, самый большой и сильный, совсем неутомим; нрав у него неровный: он может при случае не всегда тактично подшутить, но при всем этом у него совсем обезоруживающее выражение красивых газельих глаз. В сути, это очень славный малый, и он очень предан мне. Сначала Жорж работает в паре Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава с Жаком Вассом, – этот с виду хрупок, но в работе упорен и к тому же наделен мягеньким нравом, тактом и юмором; когда его товарищи очень резко побеседуют меж собой, он всегда умеет разрядить обстановку. По правде, проживая в таком небольшом коллективе, без наружных контактов, то одни, то другие его члены Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава становятся временами раздражительны; это утежеляется тем, что нравы у их совсем различные. Такое явление наблюдается во всех более либо наименее долгих экспедициях.

Ив Мартэн, самый юный (он не отбыл еще воинскую повинность), очень импульсивен – реальный необъезженный жеребенок; он, бывает, брыкается в упряжи, и его приходится отчитывать. Но к Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава концу экспедиции он будет практически укрощен и приобретет отличные способности работы.

Пьер Коломбель – мистик; нрав у него мрачноватый, и он всех сторонится. Потрясенный странноватым и потрясающим ландшафтом Тассили, непосредственным благородством туарегов и их достоинством в бедности, он чуток было не решил, что тут его призвание и что он Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава позднее обоснуется тут и будет жить отшельником по примеру отца Фуко [18]. Чтоб приготовить себя к этой карьере, он по возвращении проявит незаурядную волю и мужество и достаточно длительно проживет в Ла-Траппе [19]. Но возможности его как художника неопровержимы; он очень стремительно осваивает технику снятия копий и добивается в этом такового Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава совершенства, что становится одним из наилучших мастеров за всегда наших экспедиций.

Что все-таки касается персонала, набранного на месте, то он включает нашего старенького Джебрина, которого совсем победили ревматические боли; его мы взяли для приятного общества, так как о том, чтоб он делал какие-либо трудные обязанности, не может быть и Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава речи; для этого он употребляет собственного отпрыска Маталя, который уже был с нами в Сефаре. В Джанете мы нанимаем в качестве поваренка пятнадцатилетнего негра по имени Билаль. Как и в прошлые годы, в экспедиции участвует моя супруга, сейчас с первого денька до последнего – из солидарности с Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава остальными членами экспедиции, чтоб поделить с нами предстоящие трудности. На данный момент весна 1962 года, а с плато мы спустимся только осенью.

Оливье Гишар, занимавший в то время пост директора Общей администрации районов Сахары, соглашается дать экспедиции два лендровера; так как на перевале Ассакао проложена дорога, они нам будут очень полезны, в особенности Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава для того, чтоб обеспечить связь с Джанетом и доставку новых товаров в наш лагерь.

По прибытии в Джанет нас ожидает большая проблема. Все оборудование, которое мы оставили в здании, принадлежащем саперной части, на ответственность лейтенанта Аро, фактически испарилось, так как лейтенант получил предназначение в другое место. Ничего не Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава осталось ни от наших палаток и спальных мешков, ни от раскладных стульев, ни от аптечки и кухонной утвари – пропала даже скороварка! Заменивший лейтенанта офицер, убежденный, что мы больше не вернемся, просто решил пустить все это в ход. После поисков то у 1-го, то у другого нам удалось изъять различные предметы Карта 2. Тассили-н-Аджер 6 глава. К несчастью, не хватало многого, а тут оно невосполнимо. Приходится импровизировать, находить толстую фанеру, чтоб сделать поновой рисовальные столы, брать то, что может быть, у торговцев в Джанете, кое-что заказывать в Париже, – короче, это большая накладка!


kartochka-ucheta-sudejskoj-deyatelnosti-sportivnogo-sudi.html
kartochkalichnogo-priema-utverzhden-ukazom-prezidenta-rossijskoj-federacii.html
kartochki-dlya-provedeniya-kontrolnoj-raboti.html