Карвасарская Ирина Борисовна

Карвасарская

В стороне. Из опыта работы с аутичными детками.

И.Б. К21

М.: Теревинф, 2003.- 70 с.

ISBN 5-901599-12-8

Книжка известного психолога из Санкт-Петербурга посвящена более чем десятилетнему опыту работы с аутичными детками и содержит практические советы по их адаптации к жизни в современном обществе. Огромное место в работе занимают вопросы, связанные с Карвасарская Ирина Борисовна включением семьи в процесс терапии.

Книжка представляет энтузиазм для профессионалов и всех тех, кто так либо по другому связан с аутичными детками.

УДК 615.851 ББК74.3

Издание осуществлено в рамках проекта «Особый

Ребенок. Инициатива негосударственных организаций

Европы и Рф в помощь детям с множественными

Нарушениями развития» (программка Европейской

Комиссии TACIS-LIEN) при содействии Центра

Целебной педагогики (Москва).

ISBN 5-901599-12-8 © Издательство Карвасарская Ирина Борисовна «Теревинф», 2003


Часть I

Малыши

«Я думаю, что безопаснее всего быть птицей». Сергей, 10 лет, аутизм

«Страх — это болезненное чувство

собственной исключительности».

К. Чуковский

Сейчас явление ранешнего детского аутизма (РДА) описано в литературе более либо наименее цельно, в то время как предпосылки его появления пока остаются предметом оживленных обсуждений.

Коротко обрисовать синдром РДА можно последующим образом Карвасарская Ирина Борисовна. На фронтальном плане находится нарушение отношений, предпосылки которого могут быть персонально различны. Аутичный ребенок не может без помощи других строить свои дела с миром вокруг нас. Он защищается от тактильного контакта, уклоняется от зрительного контакта либо глядит через человека. При внимательном наблюдении эти первичные чувственные нарушения могут быть Карвасарская Ирина Борисовна установлены уже в ранешном младенчестве.

В процессе предстоящего развития эти базовые нарушения приводят к таким последствиям, как экстремальный ужас перемен, речевые и коммуникативные нарушения, стереотипные движения, также остальные симптомы, подробное описание которых можно отыскать в литературе, посвященной диагностике ранешнего детского аутизма.

Одной из принципиальных заморочек у малышей Карвасарская Ирина Борисовна с РДА является непереносимость чувственного напряжения. При всем этом непринципиально, какие эмоции испытывает ребенок, положительные либо отрицательные.

Более разработанной представляется типология столичных профессионалов К. С. Лебединской и О. С. Никольской, которыми выделяется четыре группы аутичных малышей с различными типами поведения.

1-ая группа отличается отсутствием речи, полевым поведением, практически полным отрешением от мира Карвасарская Ирина Борисовна, не показывает избирательность в контактах с миром. Часть малышей начинают гласить в ранешном возрасте, но потом речь равномерно либо (в итоге стресса) исчезает. Внутренняя коммуникативная речь может существовать и развиваться, но увидеть это можно только после долгого знакомства с ребенком.

2-ая группа. Неприятие всех контактов и конфигураций, которые не Карвасарская Ирина Борисовна нравятся ребенку. (Такие же особенности характерны и обыденным детям, но в еще наименьшей степени, потому чувственно это задевает их намного меньше, не так остро, не являясь, соответственно, предпосылкой отказа от контакта.) Активное рвение к сохранению всепостоянства среды, коммуникативных и речевых форм. Речь скандированна. Основная неувязка — экстремальная избирательность. Бытовые Карвасарская Ирина Борисовна способности усваиваются с трудом, но крепко. Приемлимо огромное количество двигательных стереотипии. Очень ярко выражено различие вербального и невербального ума, невербальный может быть в норме, в то время как вербальный существенно снижен. Пассивный словарный припас намного обширнее, чем активный, это находится в тех случаях, когда ребенок попадает в ситуацию Карвасарская Ирина Борисовна необходимости быть понятым. Очень верно, по сопоставлению с детками других групп, появляются ужасы. То, чего конкретно опасается определенный ребенок, находится в зависимости от его биографии, от того, какие травмы ему довелось пережить.

Независимо от этого для всех деток общим является ужас конфигураций, выражающийся в сверхзначимом желании поддерживать всепостоянство среды в всех Карвасарская Ирина Борисовна ее проявлениях.

К описанию первой и 2-ой групп малышей с синдромом РДА стоит добавить, что их предки, обычно, слышат более неутешительные прогнозы профессионалов. Развитие у аутичных малышей первой и 2-ой групп неспешное, нередки возвраты к уже, казалось бы, исчезнувшим формам поведения. Это может вызывать у родителей Карвасарская Ирина Борисовна чувство безысходности и, как следствие, отказ от терапии. Меж тем, при долговременной и терпеливой работе у таких деток вероятна значимая динамика. И то, что достигнутое ими не так велико, как хотелось бы, не делает их успехи наименее значительными для их самих и для их собственного уровня овладения способностями взаимодействия с окружающими. Вот Карвасарская Ирина Борисовна, например, как развивался набросок у аутичного мальчугана в процессе долголетней терапии.

К огорчению, для аутичных малышей 1-й и 2-й групп различные спецы очень нередко советуют только поведенческий тренинг, предусматривающий создание у малыша множественных стереотипных блоков, которые врубаются в картину его поведения. Движущей силой такового подхода является научение. При Карвасарская Ирина Борисовна всем этом прямое воззвание к личности малыша, к его внутренним резервам остается необоснованно редчайшим.

Часть аутичных малышей 1-й и 2-й групп так и не начинает воспользоваться речью. Если все способности достигнуть от аутичного малыша вербальных проявлений исчерпаны, то имеет смысл попробовать обучить его жестовому языку, а не фиксироваться на Карвасарская Ирина Борисовна отсутствии речи, подвергая неизменной травматизации себя и малыша. Взаимопонимание важнее, чем речь, создание коммуникации жестами является кандидатурой вербальному языку.

Очень нередко родителям, обратившимся за помощью к психиатру, молвят: «Ваш ребенок неизлечим и необучаем.

Он безнадежен и никогда не будет всеполноценным человеком. Самое разумное — сдать его в интернат. Вы все Карвасарская Ирина Борисовна равно ничего не можете для него сделать». Нужно ли разъяснять, как травмирующим является воздействие на родителей таковой информацией? Мама невольно переносит переживаемый ею чувственный шок на общение со своим аутичным ребенком, очень нередко симбиотически связанным с ней, и вызывает тем вторичное ухудшение его состояния.

Малыши третьей группы нередко создают Карвасарская Ирина Борисовна воспоминание «сверхобщительных». Это детки, поглощенные одними и теми же занятиями и интересами, много и отлично молвят, но обращаются при всем этом к абстрактному собеседнику. Им не нужна оборотная связь, они изредка хлопочут о том, чтоб быть понятыми. Такие детки уже могут поставить для себя цель и добиваться Карвасарская Ирина Борисовна ее всеми доступными им методами. Но приспособить свои потребности к меняющимся происшествиям они, обычно, не могут. В отличие от деток третьей группы ребенок 2-ой группы на невозможность достигнуть цели вероятнее всего отреагирует бурной чувственной вспышкой, а не продолжительными попытками достигнуть собственного. Детки, входящие в третью группу, не могут слушать и не заинтересованы Карвасарская Ирина Борисовна в обмене информацией. Они, обычно, имеют обеспеченный словарный припас и отлично развитую речь, которая у их по большей части остается монологичной. Обычно у таких деток речь является главным методом аутостимуляции, похожа на скороговорку. У их также высок уровень социальной наивности. Нередко наблюдается отказ от обучения.

Их Карвасарская Ирина Борисовна активный негативизм, обычно, связан с прежним травматичным опытом, с нежеланием вновь ощутить свою несостоятельность. Эти детки очень нередко перекладывают на близких ответственность за свои беды. Это припоминает поведение невротичного малыша, но в случае аутизма имеет более разрушительные последствия, потому что он, с одной стороны, острее ощущает и переживает ситуацию Карвасарская Ирина Борисовна, с другой стороны — выражает свои переживания наименее правильно, втягивая окружающих (сначала, членов семьи) в неадекватное аффективное взаимодействие. Не считая того, у аутичного малыша еще чаТце, чем у невротичного, появляется повод для проявления недовольства. Злость обычно выражается вер-бально, ребенок не заглушает противные воспоминания, а провоцирует себя ими. Любит гласить Карвасарская Ирина Борисовна о том, что имеет для него нехорошую расцветку. Детки этой группы часто вызывают злость у окружающих, которые воспринимают их как плохо воспитанных малышей, не беря во внимание, а быстрее не замечая их аутичной специфичности. Такие малыши плохо реагируют на пробы организовать их снаружи. Если взрослый чувственно реагирует на их нехорошие проявления, эти Карвасарская Ирина Борисовна проявления закрепляются в их поведении. Ребенку нужно испытывать острые чувства, связанные с броской реакцией взрослого. Речь интенсивно употребляется для таких чувств, ребенок провоцирует близких, говоря на «запретные» темы. Только отсутствие у взрослого реакции на провокации подобного рода способно поменять ситуацию, чувственно выраженный запрет только закрепляет ненужные проявления. «Мне кажется Карвасарская Ирина Борисовна, что ему нравится, когда его наказывают», — гласит мать о собственном 9-летнем отпрыску.

У малышей четвертой группы аутизм выражен в более легкой форме. Они больше похожи на заторможенных, неудобных, отстающих в психологическом развитии деток. Повышенно ранимы в контактах, речь замедлена. Устанавливают глазной контакт легче, чем детки первых 3-х групп Карвасарская Ирина Борисовна. Кажутся более отсталыми, чем детки третьей группы, хотя это и не так. Их задачи в особенности ярко появляются при реальном содействии с людьми, при попытках организовать сложные взаимодействия. Возможности выражаются в наименее стереотипной, более творческой форме. Детки четвертой группы не развивают специальной аутистической защиты, не вырабатывают аутостиму-лирующие формы Карвасарская Ирина Борисовна поведения. Они очень зависимы, даже сверхзависимы от моральной поддержки близких. Этапы развития очень приближены к норме. Такие детки имеют лучший прогноз по сопоставлению с детками 3-х прошлых групп. Отрицательная оценка со стороны близких вызывает у малышей этой группы ужас несостоятельности, тревожность, отказ от предстоящего общественного развития.

Чувство долга либо чувство Карвасарская Ирина Борисовна своей неадекватности, о которых нередко молвят предки аутичных деток, лишают и тех, и других радости общения.

Аутичные детки, как губы, впитывают самую различную информацию и чувства. Завышенная чувствительность рождает завышенную уязвимость. Нередко они относят все происходящее на собственный счет. Маленькие препядствия каждодневного общения, которые не заденут обыденного малыша Карвасарская Ирина Борисовна, способны больно ранить аутичного малыша 4-й группы. Время от времени такие малыши ощущают себя отторгнутыми, даже если их собеседник не имел в виду ничего отвратительного. Их предки и сверстники нередко удивляются тому, какой диспропорционально резкой может быть их реакция на снаружи малозначимые действия. Чувственные переходы такового малыша необходимо принимать Карвасарская Ирина Борисовна терпеливо и тихо. Необходимо посодействовать ему осознать, что не все замечания и комменты относятся к нему, что люди молвят и действуют время от времени некорректно, но без намерения причинить ему боль.

* * *

Неважно какая личность повсевременно находится под воздействием микро- и макросоциальных причин. При этом более важными выступают Карвасарская Ирина Борисовна микросоциальные причины (семья, родственники и т. д.). Не является исключением и личность аутичного малыша. Условия наружной среды делают общий фон, содействующий усилению либо ослаблению выраженности его болезненных проявлений. Грузинский ученый А.3урабишвили предложил обозначить это явление термином «психологическая радиация».

«Психологическая радиация» — это символический отклик на определенную микросоциологическую обстановку. Более подвержены Карвасарская Ирина Борисовна ей детки1.

Развитие и состояние микросоциальных причин, в свою очередь, впрямую связано с факторами макросоциальными, т.е. определенными особенностями, соответствующими для общества в целом. Более разработанной тут, исходя из убеждений создателя, является соц теория Э.Фромма, который для интерпретации сути развития применил психический подход. Исходя из убеждений неофрейдистов, в Карвасарская Ирина Борисовна наше время, с его исключительным соц динамизмом, частичный кавардак, более чем когда-либо, отражает кавардак целого. Исцеление этого личного кавардака находится в зависимости от исцеления общего кавардака.

Таким макаром, состояние семьи впрямую находится в зависимости от состояния общества, а состояние аутичного малыша — от состояния семьи. Семья является психологическим агентом общества Карвасарская Ирина Борисовна. Состояние же общества в текущее время оставляет вожделеть наилучшего. Культурные и нравственные ценности интенсивно вытесняются ценностями вещественными, довольно высок уровень злости, отчужденности. А ведь полностью понятно, что хоть какой аутичный ребенок должен расти в обстановке чувственного благополучия и при высочайшем уровне осознания со стороны окружающих.

* * *

Одной из Карвасарская Ирина Борисовна более всераспространенных точек зрения является та, согласно которой ранешний детский аутизм обоснован прирожденным недоразвитием аффективной сферы, что препятствует установлению и поддержанию контактов с людьми и адекватному взаимодействию с окружающей средой, с одной стороны, и нарушением активности во отношениях, с другой стороны. Нередко к концу дошкольного возраста соматовегетативная дефицитность исчезает, возникают пробы Карвасарская Ирина Борисовна построения коммуникации. И здесь на 1-ый план выходит целый комплекс психических стереотипов, сформировавшихся как у малыша, так и у его наиблежайшего окружения. Во-1-х, это представление малыша о для себя как о неуспешном. По-видимому, то же можно сказать и о детях 1-й и 2-й групп. Что касается Карвасарская Ирина Борисовна деток 2-й группы, то тут это можно утверждать (исходя из нашего опыта), так как детки сами это озвучивают. У ребят 1-й группы, на наш взор, имеется внутреннее чувство неуспешности, что нередко видно по особенностям поведения. В случае с 1-й группой неуспешность является не осознанием, а чувством. Во-2-х, это Карвасарская Ирина Борисовна неадекватное отношение близких к ребенку. Варианты неадекватного дела могут быть различными: как к тяжело и безвыходно нездоровому, как к исключительному либо как к лузеру.

Все перечисленное выше играет гигантскую роль в предстоящем неуспешном развитии аутичного малыша, невзирая на постепенное «дозревание» био функций. Как сам ребенок, так и его семья Карвасарская Ирина Борисовна привыкают к определенному уровню дискомфорта во отношениях и безотчетно поддерживают его. Создается жесткий домашний стереотип, в каком ребенку отведено конкретное место. Факт наличия в семье аутичного малыша выступает источником чувственных и психических травм, и чем тяжелее случай, тем тяжелее переживаются эти травмы. Следствием будет то, что к окончанию дошкольного возраста аутичного Карвасарская Ирина Борисовна малыша вся жизнь семьи уже в корне перестроена. При всем этом «обратная перестройка» способна вызвать массу заморочек, так как, в свою очередь, очень травматична для семьи.

Одна из особенностей взаимодействия аутичного малыша с людьми — недопонимание им эмоций, испытываемых партнером при содействии, потому что люди часто воспринимаются им Карвасарская Ирина Борисовна не как живы и чувствующие субъекты, а быстрее как передвигающиеся объекты, не имеющие собственных эмоций, желаний и потребностей. Пробы разъяснить аутичному ребенку ошибки взаимодействия с помощью речи изредка добиваются длительного результата и нередко приводят к появлению негативных эмоций обеих взаимодействующих сторон. Намного более действенным разъяснением для аутичного малыша является Карвасарская Ирина Борисовна конкретное «отзеркаливание» его неконструктивных действий, направленных на напарника. Необходимо подчеркнуть, что если детки 1-й, 2-й и 3-й групп не нацелены в собственном содействии на напарника, то это не означает, что они не включают его в поле собственного внимания и не фиксируют его деяния. Столкнувшись с ситуацией собственного дискомфорта Карвасарская Ирина Борисовна, аутичный ребенок с еще большей степенью вероятности принимает разъяснение, связанное с неадекватностью его поведения.

К чему приводит недопонимание того, что и как ощущают другие люди, можно проиллюстрировать последующей цитатой из книжки, написанной аутичным человеком: «Безопасность как самую важную базу я могу отыскивать исключительно в вещах. Люди очень оригинальны и непредсказуемы»1.

Потому Карвасарская Ирина Борисовна одна из задач родителей аутичных малышей и психологов, работающих с этими детками, — обучить их осознавать психологию людей, распознавать эмоции, созидать мотивы поступков окружающих. Более высочайший уровень осознания людей уменьшает тревогу, сопровождающую аутичного малыша при общении, делает его более адекватным в контактах. Увеличение уровня осознания может быть в любом возрасте Карвасарская Ирина Борисовна, важнее не возраст, а неизменное развитие навыка осознания. Развитие этого навыка нужно не только лишь ребенку, да и тому, кто с ним ведет взаимодействие. К огорчению, очень нередко родителями и специалистами движет желание поменять аутичного малыша, а не желание его осознать. Реальный мир и обыденные люди не ставят задачку осознать Карвасарская Ирина Борисовна аутичного малыша, и маловероятно, что ему придется повстречаться с этим осознанием, — в этом катастрофа такового малыша. Потому, хотя бы в микросоциальном окружении ребенок может рассчитывать на большее осознание. Это повысит уровень его духовного комфорта и сделает более легкодоступным терапевтическое воздействие. Нежелание, а часто и неспособность аутичного малыша выразить то Карвасарская Ирина Борисовна, что он желает, приводит к тому, что многие из взаимодействующих с ним людей рассматривают его как существо, не имеющее других потребностей, не считая витальных, и начинают управлять им, исходя из собственных представлений о том, что отлично, а что плохо для него. Так, одна из матерей 16-летней мутичной аутичной девченки Карвасарская Ирина Борисовна, пообщавшись со спецами Центра социально-психологической помощи (г. Санкт-Петербург), с удивлением отметила: «Здесь даже у неговорящих малышей принято спрашивать об их желаниях».

Меж тем конкретно настроенность на внутренний мир аутичного малыша делает взаимодействие очень действенным. Человек, контактирующий с неговорящим ребенком, должен уметь осознать (ощутить) желание малыша Карвасарская Ирина Борисовна, сконструировать его себе и озвучить для него. Это может быть только при условии поистине партнерских отношений и бесспорного почтения к личности малыша. Не следует забывать о том, что отказ от речи как коммуникативного средства является не предпосылкой, а следствием аутистического развития. Потому чрезвычайно напористые, исходя из убеждений малыша Карвасарская Ирина Борисовна, пробы вызвать речь могут привести к обратному результату, стойкое негативное отношение к речи может сохраниться на много лет.

Аутизм малыша не является препятствием к размышлениям его о людях и об их жизни, о собственных собственных особенностях, об главных движущих силах человечьих отношений. В качестве примера приведу монолог девятилетнего мальчугана Карвасарская Ирина Борисовна: «Я мог бы научиться играть с детками, но для этого мне необходимо несколько месяцев. Моя мать об этом не знает. Быть умным — это как получать отличные оценки по школьным предметам, а уметь разговаривать — это как оценка по поведению. Чтоб человеку было любопытно вести себя отлично, его никто не должен ругать Карвасарская Ирина Борисовна, а он обязан иметь возможность веселить и радоваться». Нередко препятствием в развитии общения у аутичного малыша является доминирование негативных эмоций над положительными в процессе взаимодействия с людьми.

На мой взор, еще более действенный (и требующий существенно наименьших издержек энергии) метод воспитания аутичного малыша заключается не в разработке «правильных» форм поведения Карвасарская Ирина Борисовна, а в напористом и поочередном перекрытии неэффективных. Если перекрыть неэффективные формы поведения, ребенок будет обязан находить другие формы, часть из которых наверное будет более конструктивной, — ее и следует поддерживать. Что типично, это будет форма, без помощи других отысканная ребенком, а не навязанная ему снаружи. Он должен сам Карвасарская Ирина Борисовна научиться находить и отыскивать те формы поведения, которые не вызывают негативной оборотной реакции, потому что в реальном мире не всегда рядом с ним будет советчик, который будет гласить ему: «делай так». Очень принципиально при всем этом сохранять чувственный нейтралитет, должна доминировать стратегия «объяснять», а не стратегия «ругать».

Нередко растерянность либо Карвасарская Ирина Борисовна раздражение вызывает «непонятливость» аутичного малыша. Бывает нереально донести до него обыкновенные, исходя из убеждений обыденного сознания, вещи. Кажется, что ребенок не «не может», а просто «не хочет» осознавать. Почти во всем это происходит из-за того, что оценка действий и поведения малыша делается согласно той системе координат, к которой привыкли другие Карвасарская Ирина Борисовна. При всем этом не принимается во внимание то, что и восприятие, и переработка инфы у аутичного малыша действуют по другому, мерки обыденного сознания тут не к месту.

Для иллюстрации вышеизложенной мысли приведу только два выражения взрослых аутичных людей по поводу деяния основных информационных каналов: ауди-ального и зрительного Карвасарская Ирина Борисовна: «Глаза нередко бывают болезненными и я вижу вещи очень томными по содержанию. Снутри я просто могу включить изоляцию и в течение секунды я вижу только высшую стенку из точек»; «Что слышат аутичные детки? Время от времени я слышала и понимала все, но иногда звуки мира вокруг нас Карвасарская Ирина Борисовна и людские голоса преобразовывались для меня в одинаковый нестерпимый шум, схожий грохоту проходящего поезда. В особенности мучались мои чувства от шума, производимого обилием людей».

Трудности взаимопонимания, возникающие при общении с аутичными людьми, связаны с тем, что последние нередко, выражая свои мысли, облекают их в такую словесную форму, из которой тяжело осознать Карвасарская Ирина Борисовна, что говорящий в реальности имеет в виду. При всем этом фраза сама по для себя не является глупой, из-за чего адресат, включаясь в диалог, осознает ее практически, не видя стоящего за ней личного смысла. К примеру, взрослый аутичный человек, пытаясь выразить свое удивление по поводу несхожести Карвасарская Ирина Борисовна нравов 2-ух собственных знакомых (мамы и дочери), гласит: «Это не Ваша дочь». Так как произносится это суровым голосом и с суровым видом, велика возможность того, что дама, которой адресованы эти слова, начнет возражать ему с не наименьшей серьезностью. Таким макаром, конструктивность диалога сведется к нулю (а ведь факт родства и так Карвасарская Ирина Борисовна не вызывает у аутичного собеседника колебаний, хотя его слова, с высочайшей толикой вероятности, создадут оборотное воспоминание). Заместо глупого спора лучше разъяснить аутичному собеседнику, как верно сконструировать то, что он имеет в виду.

Примеры, похожие на вышеприведенный, можно повстречать и в художественной литературе, где описания аутич-ных деток Карвасарская Ирина Борисовна стали встречаться существенно ранее, чем в литературе научной. Вот отрывок из книжки Якоба Вассер-мана, вышедшей в Германии в 1908 году:

«Когда опять послышался бой часов, Каспар произнес:

— Я желаю стать конником, как мой отец.

Это должно было означать: «Дай мне вещь, у которой таковой прекрасный звон».

Человек не сообразил и Карвасарская Ирина Борисовна продолжал гласить, тогда Каспар зарыдал и произнес:

— Дать жеребца!

Этим он просил человека не истязать его больше».

* * *

Применение умственного тестирования, построенного на вербальном содействии, с трудом приме-

нимо к аутичным людям (по последней мере, до определенного возраста и уровня социализации). При использовании же невербальных методов определения их ума (к Карвасарская Ирина Борисовна примеру, теста Равена) нередко находится высочайший уровень развития. Тут имеет место психическая диссоциация — невербальный ум существенно выше вербального. Это ведет к тому, что в системе обычного обучения многие малыши с высочайшим уровнем умственного развития оказываются фактически необучаемыми.

Что касается гос системы образования, то здесь предки фактически лишены свободы выбора Карвасарская Ирина Борисовна образовательного учреждения для собственного аутичного малыша. Обычно, предлагается один из 2-ух вариантов: особая школа либо надомное обучение. В массовых школах до сего времени не существует малеханьких (8-10 человек) классов для умственно сохранных аутичных малышей. Еще меньше способностей совместного обучения со бодрствующими сверстниками. Каждый родитель решает эту делему без помощи других, по Карвасарская Ирина Борисовна мере собственных сил и способностей. Многие из их опускают руки и соглашаются на усеченную программку (им ничего больше не остается).

Полностью может быть, что ситуацию с обучением аутичных деток можно было бы сделать лучше, сдвинув возраст начала обучения с принятых 6—7 лет к 9—10 годам. За три дополнительных года многие Карвасарская Ирина Борисовна социальные способности, которыми владеют обыденные малыши, начинающие школьное обучение, могли бы быть сформированы у аутичных дошкольников. Тем паче что, по наблюдениям профессионалов, самое огромное количество проявлений аутичной симптоматики приходится на возраст 5—6 лет. Аутичный ребенок, еще не до конца переживший этот кризис, к 7 годам ставится перед последующей тяжеленной для него неувязкой Карвасарская Ирина Борисовна — обучением. Не было бы более разумным дать ему маленькую передышку?

* * *

Нужно держать в голове о том, что особенности речи и умственные нарушения — не причина, а следствие аутистического развития. Таким макаром, приданием обучению аутичного малыша статуса деятельности, имеющей наибольший ценность, мы воздействуем на следствие, а не на причину. Отлично Карвасарская Ирина Борисовна обученный, время от времени даже закончивший не только лишь массовую школу, да и получивший проф образование аутичный ребенок нередко в силу личных особенностей, корректировки которых в свое время не было уделено подабающего внимания, не может отыскать свое место в жизни, остается без работы и круга общения.

У тех аутичных малышей Карвасарская Ирина Борисовна, которые могут обдумывать и вер-бализовывать свои переживания, к младшему подростковому возрасту формируется, обычно, устойчивое негативное представление о для себя. Для примера приведу только несколько выражений о для себя 11—15-летних подростков с аутизмом: «Я уродец, я дурачина, вот меня и дали в психушку», «Думаю, что я не Карвасарская Ирина Борисовна человек, я не похож на других малышей, я не таковой, как они; это нереально разъяснить, потому что вы, люди, осознать меня не сможете», «Я нехороший; лучше бы я погиб; я бы очень желал веровать в не плохое, но только растолкуйте, как я могу это сделать». Полностью естественно, что такое отношение к для Карвасарская Ирина Борисовна себя, уверенность в собственной неуспешности никак не содействуют ни соц и личному развитию малыша, ни повышению количества контактов с окружающими.

Дети с аутизмом хоть какой степени выраженности довольно просто идут на установление контакта с психологом даже при первой встрече, если им предлагается взаимодействие, соответственное их первичным потребностям (доверие Карвасарская Ирина Борисовна, принятие, безопасность). Сначала контакты краткосрочны, но их продолжительность довольно стремительно увеличивается при отсутствии давления и конструктивном поведении со стороны психологов.

* * *

У аутичных деток, так же как и у обыденных, существует потребность в обществе и сопричастности. Неудача в том, что они чувствуют себя так хорошими от других, что практически нигде не Карвасарская Ирина Борисовна находят для себя места. Окружающие своим отношением нередко принуждают их ощущать себя необычными, «не такими, как все». При всем этом в группе аутичных сверстников, в ситуации отсутствия оценки, они могут научиться играть, пусть и по-своему, но чувственно окрашивая игру и получая наслаждение.

Нужным условием для возникновения спонтанной коллективной Карвасарская Ирина Борисовна игры выступает обстановка доверия и безопасности. Трудности в усвоении чужих игр и чужих правил не препятствуют созданию собственных, пусть не обычных постороннему наблюдающему. Нередко аутичные малыши вообщем лишаются способности свободной игры, потому что их игра категорически отвергается окружающими. Меж тем исключительно в игровой деятельности может быть настоящее Карвасарская Ирина Борисовна развитие хоть какого малыша. Аутичного малыша нередко лишают этого права, подменяя свободное развитие игры обучением игре. Пытаясь сделать аутичного малыша «таким, как все», его лишают радости людского общения, которую он в состоянии испытывать, но не в ситуации неизменной негативной оценки. Я не отрицаю при всем этом необходимости обучения аутичного малыша обычным Карвасарская Ирина Борисовна формам игры и принятым нормам поведения, но, на мой взор, нужно создавать ситуации, в каких он может вести себя естественным себе образом, не подвергаясь неизменной негативной оценке, быть принимаемым как личность, владеющая другим набором свойств, но более ценная, чем рядовая.

* * *

Взаимодействие с аутичными детками обязано иметь Карвасарская Ирина Борисовна в собственной базе любовь и доверие. Главными же элементами любви являются «забота, ответственность, почтение и знание» объекта любви.

Меж тем, если по отношению к первым двум элементам положение, обычно, подходящее, то этого нельзя сказать о 2-ух других составляющих. Ни почтение к ребенку, ни активность, направленная на зание его внутреннего мира, не является Карвасарская Ирина Борисовна в современном мире бесспорной ценностью массового сознания. Почтение не появляется без познаний, потребность в знании, в свою очередь, диктуется почтением.

Доверие занимает особенное место в человечьих отношениях. Возможность установления доверительных отношений является основой удачливости развития для хоть какого, а тем паче аутичного малыша, который в силу особенностей Карвасарская Ирина Борисовна собственного развития лишен базисного, первичного доверия к миру. Отсутствие доверия вызывает сиротство души.

Им не нужна жалость, а необходимы осознание и поддержка: «Чего я у вас прошу, на что уповаю, чего от вас жду, — это доверия, это беспрекословной готовности быть на моей стороне наперекор миру, даже наперекор миру Карвасарская Ирина Борисовна, даже наперекор мне самому...»

Аутичные детки, так же как и обыденные люди, испытывают потребность в разговоре, но сначала они испытывают потребность быть понятыми. Потребность быть понятыми выражается ими по-разному. К примеру, малыши 3-й группы желают быть понятыми так, как это комфортно им. Недоверие к окружающему миру почти во всем усиливается Карвасарская Ирина Борисовна из-за того, что те модели взаимодействия, которые повсевременно напрашиваются им, не достаточно соответствуют их внутренним потребностям. За судьбой каждого аутичного малыша и его семьи стоит людская катастрофа несбывшихся ожиданий. Иллюстрацией могут служить последующие выражения аутичных людей.

«Да, я бы очень желал веровать в не плохое, но растолкуйте Карвасарская Ирина Борисовна, как мне сделать это».

«Я отличаюсь от других людей тем, что мне не все равно то, что им все равно».

«Я желал, чтоб я желал где-нибудь быть таким, какой я».

«...так как я дурачина, так доктор гласил, который мне массаж делает».

«Сейчас каждый должен уметь кусаться и Карвасарская Ирина Борисовна царапаться».

«Ну не надо заставлять человека гласить правду, если он не хочет».

«Я желаю делать все, что я могу, чтоб выйти из моей собачьей клетки».

«Я ликвидирована от мамы».

«Я верю в себя, так как вы в меня верите».

Ну а в качестве обобщения этих мыслей я приведу цитату из Карвасарская Ирина Борисовна статьи Дж.Синклера (аутизм), который пишет: «Трагедия не в том, что мы есть, а в том, что в вашем мире нет места для нас». Эта мысль может быть подытожена словами Д.Лихачева: «Мы стали планеткой глухих, но еще не разучившихся гласить, точнее бубнить свое... Разделение и нетерпимость во Карвасарская Ирина Борисовна всех сферах жизни — вот что такое 2-ая половина XX века».

* * *

У тех клиентов, которые приходят к нам в Центр уже в подростковом возрасте и не имели в прошедшем опыта контакта с людьми, очень учитывающими их требования к контакту, или с аутичными сверстниками, остро проявляется недостаток общения. Это касается даже Карвасарская Ирина Борисовна тех подростков, у каких аутизм ярко выражен. Обычно они, в отличие от дошкольников, показывают огромную готовность к контакту. Аутичным детям характерны те же черты, что и обыденным, им также нужны признание и расширение способностей, расширение круга общения.

Аутичный человек не может иметь возможности к настоящему чувственному контакту, не имея доверительного Карвасарская Ирина Борисовна дела к миру. Меж тем большая часть взрослых аутичных людей гласит о необходимости для их этого контакта.

«Я не могу трудится без помощи, полной любви».

«Как отлично действуют на меня приветливость и одобрение людей. Невообразимым является просто нежное слово. Я могу от всего сердца принять эти слова, и они Карвасарская Ирина Борисовна вправду там останутся».

«Вы нам необходимы. Нам необходимы ваши помощь и осознание. Ваш мир не очень открыт для нас и мы не сможем в нем разобраться без вашей сильной поддержки».

Неувязка последнего своеобразия контактов с миром вокруг нас и людьми не позволяет аутичному ребенку использовать для собственного развития коллективный общечеловеческий опыт Карвасарская Ирина Борисовна. Его развитие, в отличие от здорозых деток, базируется в большей степени на личном опыте. Таким макаром, казалось бы, логичным всемерно содействовать повышению количества и свойства личного опыта, получаемого аутичным ребенком в процессе роста. Но на самом деле картина, обычно, прямо обратна. Особенности поведения малыша принуждают родителей Карвасарская Ирина Борисовна очень сокращать количество различных форм взаимодействия аутичного малыша с миром, создавая постоянную, не травмирующую малыша, среду, еще больше ограничивая и без того ограниченные способности овладения окружающим.

Обыденный ребенок изучает людей средством множественных контактов с ними. Накопив определенное количество взаимодействий с различными людьми, ребенок может делать выводы об особенностях их поведения Карвасарская Ирина Борисовна, корректировать свои дела, исходя из приобретенного опыта. Аутичный ребенок еще ужаснее соображает людей в силу того, что зафиксирован на личных проявлениях, не умеет обобщать и выделять главное. Это связано с тем, что для аутичных деток огромное количество незначительных фактов является более весомым и имеет чрезмерную чувственную расцветку. Ребенок, оказавшийся захваченным Карвасарская Ирина Борисовна переживанием, сам лишает себя «пространства», нужного для понимания и обобщения — они замещаются чувствами. Для того чтоб научиться мало разбираться в людях, ему необходимо больше знакомых людей и больше контактов, чем обыкновенному ребенку. В реальной жизни, как было отмечено ранее, происходит напротив.

Информацию о безнадежности собственного состояния аутичный Карвасарская Ирина Борисовна человек получает в процессе невербального общения со своим наиблежайшим окружением. Такая ситуация провоцирует у него последующую аутизацию и часто отказ от предстоящего развития. Хоть какое же ухудшение его состояния вызывает вспышку отрицательных эмоций со стороны наиблежайшего окружения, которое в предстоящем передает этот негатив в невербальной, а время от времени и в Карвасарская Ирина Борисовна вербальной форме аутичному ребенку, вызывая эффект замкнутого круга, беря во внимание чрезвычайную зависимость от близких деток с коммуникативными нарушениями.

Аутичный ребенок, степень тяжести состояния которого не позволяет оставлять его наедине с самим собой, обязан в течение всей жизни находится с одним из 2-3 человек — ближайших родственников. Это, в свою очередь Карвасарская Ирина Борисовна, не только лишь препятствует расширению его коммуникативной сферы, да и в значимой степени сузивает для вышеупомянутых родственников спектр вероятной социальной активности (они обязаны повсевременно находиться в качестве «сторожа» при ребенке, не имея иногда способности отлучиться даже на несколько часов). В итоге проигрывают и ребенок, и его предки.


karta-sestrinskogo-uhoda-2-data-kuracii.html
karta-snovidennogo-mira-iz-detstva.html
karta-tekushego-sostoyaniya-razrabotki.html